РУССКИЕ ОСОБЫЕ БРИГАДЫ

во ФРАНЦИИ и в САЛОНИКАХ  1916-1918

 

Архивные документы и Память

Русского Экспедиционного Корпуса во Франции

Другие сайты

ascerf.fr

lacourtine1917.org

simon-rikatcheff.over-blog.com

Аббревиатуры

© SHD = © Service Historique de la Défense

    BnF = Bibliothèque nationale de France

___________________________________________

Контактный адрес

contact@brigadesrusses.fr

Юридические основы Общество "Мишка 16-18"(Закон об обществах от 1901 года –

с изменениями от 30.06.2018)

Fr

Перевёл с французского языка П. П. Павличенко

Личные судьбы,  воспоминания

 

Сто лет спустя, когда военные и административные архивы стали доступны всем, оказалось, что многие семейные архивы к этому времени уже исчезли !

Сегодня кусочки этой головоломки пытаются восстановить внуки, но к сожалению, многие из них утратили связь с родной страной, с русской родней...

Приходится торопиться, чтобы собрать все документы, которые еще сохранились !

Не позволим потерять навсегда это историческое наследие, переданное нашими предками, тем более, что эту страницу истории долго обходили молчанием !

Итак, индивидуальная судьба вписывается в коллективный, исторический рассказ и становится понятнее.

Спасибо потомкам, которые согласятся поделиться своими семейными воспоминаниями. Это скромная дань воинам, отправившимся воевать во Францию или на Балканы, оставив семью и родину !

Как потомки  узнали, что их дедушка или прадедушка был русским солдатом, сражавшимся во Франции во время Первой мировой войны ? Знали ли они своего деда ? Смогли ли они пообщаться с ним ?

А рассказывал ли он свою историю ? Что им удалось узнать в результате проведенных расследований ?

История внука Семёна Рикачёва

В поисках судьбы Семёна Рикачёва, русского солдата


Мой дедушка по материнской линии, Семён Рикачёв, умер 30 октября 1968 года. Я был к нему глубоко привязан. Это был хороший человек. То, что он был русским (затем принял французское гражданство) и православным увеличивало очарование, под которым я находился.

Когда я к нему обращался, то называл его «Дедушкой». А когда разговаривал с ним – «Дедушкой Симоном» или «Дедушкой из Ансьера» (небольшая деревушка в Верхней Саоне, где он создал семью).

Мне должно было исполниться 18 лет через несколько дней после его смерти. Я его очень хорошо помню. Многие картины, связанные с ним, хорошо отпечатались в моей памяти.

И вот, одна из них... Помню, как однажды нашёл в сарае, в самом дальнем углу, держащиеся на гвозде солдатскую каску и штык. «Что это, дедушка?» - спросил я. Думаю, это был единственный раз, когда он сказал мне, что был солдатом во время Первой мировой войны. «Могу ли я взять их себе, дедушка?» - «Конечно, забирай».

Через много лет я пообещал себе «сделать что-нибудь для тебя, дедушка».

Это означало начать поиски судьбы Семёна Рикачёва, русского солдата. Чтобы лучше его узнать и отдать ему должные почести.

Семейные архивы, собранные моей мамой, благоговейно хранились мной десятилетиями. Гражданские и военные документы, письма на русском, фотографии и почтовые карточки (полученные во время путешествия или нет)... Эти пожелтевшие от времени документы стали настоящим кладом для моего исследования.

Поиски начались в октябре 2014 года, когда я и моя супруга Мария-Кристина решили поехать в Шампань, к форту Помпель, расположенному к юго-востоку от Реймса, на территории департамента Марна.

Я знал, что мой дедушка сражался в Шампани и был отравлен газом.

Эта поездка, на которую мы решились, доверившись интуиции, оказалась богатой на открытия и знакомства. Это стало началом расследования судьбы Семёна Рикачёва, солдата Русского экспедиционного корпуса, который прибыл во Францию в 1916 году.

Так я открыл для себя, что он сражался на полях Шампани.

Семён Рикачёв, родившийся 31 июля 1891 года в Курино, селе Самокража Новгородской губернии.

Он был связным 6-го полка

3-ей пехотной бригады

С тех пор я веду блог, посвящённый моему дедушке, где я рассказываю о моих поисках и открытиях.

В ходе моих исследований я завёл много новых знакомств с архивистами, историками, коллекционерами и другими людьми, кто неравнодушен к судьбе русских солдат во Франции. Авторы книг и статей дополнили мои сведения о дедушке.

Также я познакомился с потомками русских солдат во Франции - сыновьями и дочерями, внуками и правнуками, которые по тем же причинам, что и я, вели свои поиски, чтобы получше узнать своих отцов, дедушек и прадедушек, а также, кто знает, отыскать родственников в России.

Свои первые знакомства с потомками русских солдат во Франции я завёл на открытии выставки «Русские солдаты в Курси в апреле 1917 года», которая проходила в коммуне Курси 16 апреля 2017 года.

Мало-помалу моя сеть знакомств расширялась.

Постепенно, под впечатлением от своих находок я пришёл к мысли написать книгу: «Семён Рикачёв, 1891-1968, солдат Русского экспедиционного корпуса во Франции в 1916 году, мой дедушка».

Это получился личный рассказ, без замаха на научное исследование. Я не ставил перед собой цель заполнить «белые пятна» в истории Русского экспедиционного корпуса и тем более Первой мировой войны.

Я хотел узнать, в каких обстоятельствах жил мой дедушка? В каких боях он участвовал? В каких местах он был? В какое время? Почему? Как?

Я горько сожалею, что не могу рассказать всё то, что удалось выяснить, моим дедушке и бабушке, родителям, тёте и дяде! Мы живём так, будто наши любимые вечны.

Одним прекрасным днём окажется, что даже им уже не будет что-нибудь добавить.

По меньшей мере мои дети и внуки знают, кем был Семён Рикачёв!

Настоящий текст является выдержкой из предисловия написанной автором книги

21 июня 2019 года

Жан-Поль Булер

Внук Семёна Рикачёва

Блог внука Семёна Рикачёва, солдата 3-й бригады Русского экспедиционного корпуса во Франции

История внучки Егора Алексеевича Виноградова

Моя дедушка, оставшийся неизвестным !

 

У меня осталось мало воспоминаний о моём русском дедушке, который ушёл из жизни, когда мне было всего 7 лет. Но я помню утончённого мужчину в кашемировом домашнем костюме, который делил между нами плитки вкусного шоколада. Всё остальное мне рассказал мой отец, который восхищался дедушкой и его родной страной, Россией...

Что мне передал мой отец, сын Егора Алексеевича Виноградова?

Мой дедушка родился 21 апреля 1898 года в маленькой деревеньке, расположенной в Тверской губернии. Вместе со своим старшим братом он отправился в Петербург, где записался в армию, начав службу в гвардейских частях. Волонтёром пошёл в Особые бригады, к величайшему сожалению родителей!

Девятнадцатилетним юношей он отплыл со своими сослуживцами из Архангельска, чтобы высадиться в Бресте летом 1917 года в составе части, усилившей 2-ю бригаду. Ему пришлось пройти всю Францию с севера на юг, чтобы присоединиться ко 2-й и 4-й бригадам на Салониках. После этого он вступил в Иностранный легион 10 июня 1918 года в Водене, где его определили пулемётчиком в 1-й пехотный полк. В свою часть, которая стояла под Лионом, он прибыл 5 июля. 6 сентября он был ранен под Суассоном и спасён русской сестрой милосердия. Тогда он получил звание капрала и военный крест с бронзовой звездой.

Сестра милосердия, которая спасла его во время войны, а затем много с ним переписывалась, подыскала ему работу шофёром после его демобилизации, 24 октября 1920 года…

Он женился во Франции в 1923 году и получил французское гражданство, как «проливший кровь за Францию».

Такова, в общих чертах, семейная история. Однако почти ничего неизвестно о службе дедушки в Особых бригадах... Как и для многих русских солдат, оставшихся во Франции, главной заботой было устроиться в новой стране и обеспечить хорошее будущее детям. Уже позже я узнала, что дедушка называл своих сыновей и дочь «мои французские дети» ...

Узнать о том, кем был мой дедушке, какой была его семья, почему он покинул Родину - было подобно поискам Святого Грааля... Это означало овладеть родным языком моего дедушки, который я с радостью начала учить.

Мой дедушка, став французом, потерял своё имя: из Егора он стал Жоржем. В семье из шести детей он был самым младшим.

Мой дорогой дедушка, я открыла его судьбу, смогла отыскать всю его семью, посетить его родную деревню, увидеть просторы, которые он так любил! Я смогла положить цветы на могилы его родителей и прочитать письма, которые он писал своим братьям и сёстрам вплоть до своей смерти, в период с 1921 по 1959 годы...

Сегодня члены этой семьи разбросаны по миру. И как бы ни было грустно потерять любимого брата, ставшего героем для семьи, сейчас он нашёлся. Все мы теперь можем восстановить судьбы братьев и сестёр Виноградовых.

Мой дедушка больше не прозябает в неизвестности. Это вечно молодой юноша, влюблённый перед отправкой во Францию в девушку по имени Аня, играющий на балалайке и аккордеоне. Затем он отправился во Францию и женился на милой француженке Элизе и стал нашим русским дедушкой...


18 июля 2019 года

 Мишель Вагнер-Виноградова,

 Внучка Егора Алексеевича Виноградова

Егор Алексеевич Виноградов, сидящий слева, перед отправкой во Францию. Родился

21 апреля 1898 года в Тверской губернии.

Вступил во 2-ю Русскую Особую пехотную бригаду, отправленную на Салоники

Егор Алексеевич Виноградов

после его демобилизации в 1921 года

История внука Жоржа Клере

                                 Жорж Клере "По воле проведения"

 

Алан Павлик Дотье - внук Жоржа Клере, офицера из состава

1-й бригады. Его дедушка  служил в Русских бригадах в качестве

переводчика. Он прекрасно владел обоими языками, потому что

его отец был французом. Как и большинство потомков, Алан Дотье

мало что помнит о своём дедушке.
Нельзя не восхититься его фантастической судьбой: молодой

человек, живший в России, но с французскими корнями,

отправился воевать во Францию, на родину предков.

Он уже не сможет вернуться назад...
Его новая жизнь началась во Франции, где он и обосновался.
Алан, несмотря на то, что мало может восстановить из судьбы

своего дедушки, глубоко привязан к русскому наследию: языку,

культуре, православию. Это настоящий «русский француз»

по поступкам и по велению сердцу.

 

Свидетельство Алана - дань памяти его дедушке, а через него - всем нашим дедушкам!

 

Алана Дотье интервьюировала Мишель Виноградова


- Алан, что Вы знаете о военной службе Вашего дедушки? Как он попал в Русские бригады? Когда он покинул Россию? В составе какой части?

           В 1916 году из 163-го резервного пехотного полка он был зачислен в 1-ю бригаду (генерал-майор Н. А. Лохвицкий) и попал под командованием полковника Дьяконова (2-й полк) в звании младшего лейтенанта. Его должность: адъютант.

                Почему? Мой дедушка прекрасно владел как русским, так и французским языком. Он прошёл весь путь 1-й бригады через Марсель и в Шампань, где принял участие в боях. За участие в сражении за деревню Оберив в том же 1916 году он был награждён орденом Станислава 3-й степени.

- Что Вы знаете о жизни Вашего дедушки в России до его отправки во Францию?
К сожалению, практически ничего.


- Что Вы знаете о жизни Вашего дедушки в России до его отправки во Францию?
                 К сожалению, практически ничего.


- Он стал одним из тех «русских французов», которые обосновались в России, а затем, по иронии судьбы, вернулись на родину предков, чтобы принять участие в войне. Могли бы Вы рассказать нам об этой семье Клере?

                Мой прадедушка по матери, Габриель Эжен Клере, был французом из Бордо и эмигрировал в Россию в XIX веке. Он женился на русской девушке: первый русско-французский брак!
Его сын, Жорж Клере, мой дедушка, родился 12 января 1893 года, где позже взял в жены мою бабушке Ольгу Шляпину (07.07.1895), которая была родом из деревушки Веретия, объединённая с другими деревнями в 1932 году в город Бережняки, расположенном на Урале: уже второй русско--французский брак!
Моя бабушка смогла поехать во Францию с дедушкой на судне для русских войск (Москва - Дайрен, Манчжурия - Марсель).


- Знаете ли Вы, кем стал Ваш дедушка после войны? Как складывалось жизнь семьи Клере в России?

              Мои дедушка и бабушка остались во Франции, обосновавшись в Аррасе. У них родилось двое детей: Ольга и Ирина, моя мать. Будучи француженкой русского происхождения, она вышла замуж за француза: наконец, третий франко-русский брак! Мои дедушка и бабушка развелись в 1930 году. Мне неизвестно, существует ли ещё семья Клере в России.


- В чём для Вас заключается русское наследие? Как на это влияет переплетение языков и культурного наследия?

              Я провёл детство нормального французского мальчика и говорил только по-французски. Но... была жива моя бабушка! Это она дала мне второе имя (то, которое она хотела): Павлик, что следует из её записок. Конечно, она разговаривала со мной по-французски, но рассказывала об одной загадочной стране на Урале, где по ночам можно услышать, как воют волки. В коллеже Арраса я начал изучать русский язык и... продолжаю до сих пор!        Моя страсть - русская культура! Литература, музыка, короче говоря, всё русское. Также я бываю достаточно жёстко настроен против России, но и не могу без неё жить!.. Она в моём сердце. История России также мной любима. В неё вписана судьба моего дедушки, с ней пересеклась история моей семьи.
              Как и все потомки солдат и офицеров этого корпуса во Франции, я надеюсь, что все эти воины, погибшие за Францию и похороненные на Сент-Илер-ле-Гран в Шампани и на других кладбищах (на Севере: Туркуан, южный Лилль, Обурдан), не будут забыты. Я не знаю подобных кладбищ в Финистере, где проживаю.

 

Отдадим им дань уважения!

2 сентября 1919 года
Алан Павлик Дотье
Внук Жоржа Клере

Жорж Клере - первый справа,

за ним полковник Дьяконов и генерал-майор Н. А. Лохвицкий

История правнука генерал-майора Н. А. Лохвицкого

Прадедушка и немного истории...

 

После отставки Бисмарка в 1890 году Франция и Россия в поисках нового европейского баланса подписали военное соглашение по взаимопомощи в августе 1892 году и ратифицировали договор о франко-русской дружбе 4 января 1894 года.
Царь Александр III, подписавший этот договор с президентом Карно, умер в том же году 1 ноября, и его сын, Николай II, унаследовал судьбы России. В 1916 году в рамках русско-французской дружбы Николай II назначил Николая Александровича Лохвицкого, генерала от инфантерии и моего дедушку, на должность начальника Русского экспедиционного корпуса и командующего 1-ой Особой бригадой. Эти войска, однажды прибывшие во Францию, будут отданы под французское командование, чтобы сражаться против Германии.
Германия разделила Европу на две части, поэтому путешествие не было простым: сначала погрузка в Москве на поезда в направлении на Дальний Восток, потом пересечение озера Байкал на лодках, путешествие в Манчжурию, прибытие в японский порт Дайрен. После этого сразу же погрузка на французские транспортники, одним из которых был крупный корабль «Латуш-Тревиль», а затем небольшие остановки: Сайгон, Сингапур, Коломбо, Джибути, Суэц и, наконец, Марсель 20 апреля 1916 года после 58 дней пути по морю. Приём русским войскам был оказан грандиозный. Далее они были направлены в Париж, чтобы спуститься с Елисейских полей под восторженные приветствия парижан. А затем - отправка на фронт в Шампань.

Генерал-майор Н. А. Лохвицкий (1867-1933 гг.)

С королём Монтенегро

Сабля генерал-лейтенанта

Н. А. Лохвицкого с инициалами

Наградной диплом от короля Монтенегро

Президент Франции Р.Пуанкаре награждает генерал-майора Н. А.Лохвицкого

Орденом Почётного легиона

В начале июля 1916 года 2-я бригада под командованием генерал-майора М. К. Дитерихса, направленная на Салоникский фронт, отправилась во Францию северным морским путём. Это путешествие было намного короче, но и куда опаснее из-за германских подводных лодок в Северном море. Погрузившись на транспортники в Архангельске, сопровождаемые сначала британскими, а затем французскими кораблями, русские офицеры и солдаты прибыли в Брест через две недели. После этого 2-я бригада прибыла в Марсель, чтобы отправиться в Македонию.
3-я бригада под командованием генерал-майора В. В. Марушевского, также направленная в Македонию через Архангельск, предприняла то же путешествие, что и предыдущая бригада. Прибыв в Брест, бригада была направлена в Марсель. Чтобы увековечить прибытие русских войск в Брест, был установлен обелиск в сквере Шарля де Голля. Из-за проблем с дисциплиной среди личного состава было принято решение оставить бригаду во Франции и отправить в Шампань.
Наконец, 4-я бригада под командованием генерал-майора М. Н. Леонтьева, направленная в Македонию, чтобы сменить 3-ю бригаду, погрузилась на суда в сентябре, высадилась в Бресте, затем отправилась в Салоники через Марсель.

 


В это время в октябре 1917 года в России разгорелась большевисткая революция. СМИ  того времени, конечно, не были так развиты как сейчас, но слухи о революции начали доходить до Франции. Офицерство оставалось верным царю. Напротив, многие солдаты начали дезертировать и вступать в конфликты с начальством. Французская армия обратилась к верным новому российскому правительству офицерам и солдатам, чтобы последние наказали самых отъявленных мятежников.
Русские церковь и кладбище были созданы в Сент-Илер-ле-Гран, недалеко от Мурмелона. Образовалось Общество бывших русских воинов на французском фронте и вошло в состав Национального союза фронтовиков. Благодаря деятельности этого общества, удалось сохранить воспоминания офицеров и солдат, прибывших из далека, «умерших за Францию».
После подписания перемирия генерал-майор Н. А. Лохвицкий со своей супругой, в девичестве Анной Головиной, обосновались в 17-м округе Парижа, на улице Лемерсье, в доме 49, где жил и я. Мой прадедушка вернулся в Россию.
В России белые армии продолжили воевать против красных. Генералы П. Н. Врангель, А. И. Деникин, адмирал А. В. Колчак занимали всю Сибирь. Генерал-майор Н. А. Лохвицкий присоединился к адмирал А. В. Колчаку, который доверил генералу командование корпусом в армии на Урале. Позже генерал-майор Н. А. Лохвицкий стал начальником штаба адмирала А. В. Колчака.
К сожалению, при неудачном стечении обстоятельств адмирал А. В. Колчак попал в руки красных и был расстрелен. Николаю Александровичу Лохвицкому удалось вернуться во Францию.

Вернувшись в Париж, он организовал конференции. Не имея ни пособий, ни пенсии,

он устроился упаковщиком подарков в универмаге "Галери Лафайетте".

Николай Александрович Лохвицкий покоится на кладбище Сен-Женевьев-Де-Буа, во французской его части. В 2013 году Его превосходительство, посол России, А. Орлов предложил мне не только отреставрировать, но и перенести могилу в русскую часть кладбища, поскольку мой прадедушка относится к «героям России». После встречи в посольстве я согласился. Памятник был открыт в ноябре 2014 года.

В Бресте я два раза принимал корреспондентов первого российского телеканала «Россия-1». С тех пор поставлено много памятников офицерам и солдатам Русского экспедиционного корпуса во Франции. 11 ноября рядом с Мостом инвалидов, где я познакомился с президентом Российской Федерации Владимиром Владимировичем Путиным. Неподалёку от Реймса, в коммуне Курси, освобождённой русскими войсками. В Марселе в честь прибытия 1-й бригады. И, наконец, в Бресте - в память о высадки 3-й бригады под командованием генерал-майора В. В. Марушевского.

12 сентября 2019 года
Полковник Бидо Бернар-Ноэль
Правнук генерал-майора Н. А. Лохвицкого
Бывший советник при начальнике морской жандармерии
Офицер Национального ордена «За заслуги»
 

История внука Петра Горчакова

Пьер-Мишель Горчаков (1897-1942 гг.)

 

Пётр Горчаков родился в Иркутске 29 июня 1897 года, но детство и юность провёл в Стретенске, расположенном в Трансбайкалье, куда впадает река Чилка, приток Амура, которая служит границей с Китаем. Пётр был воспитан четой Васильевых.
20 марта 1916 года он был зачислен в ряды русской армии, во 2-ю Сибирскую артиллерийскую бригаду.
16 июля 1917 года в Архангельске Пётр взошёл на борт вспомогательного крейсера «Лотарингия» и высадился в Бресте 26 июля. Он добрался до Тулона, через Оранж и Марсель, на поезде. Затем мой дедушка сел 4 августа на пароход «Константин», направляющийся в Салоники, куда и прибыл уже 17 августа.

Пётр (справа) со своим товарищем по Русскому легиона Василием Кученковым

Так он был отправлен на Македонский фронт, в 5-й его сектор, где и сражался до 18 января 1918 года. После этого его направили в военное интенданство, расположенное в Водене (Греция),

в котором он служил до 13 июня 1918 года. 13 июня мой прадедушка поступил в Маршевый полк Иностранного легиона, номер части 49003, который входил в состав 10-й Марокканской дивизии, сражавшейся во Франции,

в Шампани, а затем расположенной после перемирия в Германии.

23 февраля 1919 года он прибыл

в Марсель, в расположение 6-го гусарского полка, где был демобилизован.

Путевой лист солдата Иностранного легиона

Запрос на получение карты фронтовика

Пётр работал журналистом со своими друзьями Иваном Синицким, Павлом Грязновым или Василием Кученковым. В 1923 году он взял в жены итальянку, Ирину Гризенди, подарившей ему 6 детей. В конце 1920-х годов они поселились в Марселе, в квартале Эстак, где нашли приют некоторые потомки их русских друзей. В 1921 году мой дедушка устроился на работу в Электрификационную службу Марселя угольщиком, а затем стал шофёром.

Он поддерживал связь с Россией через личную переписку со своей бывшей невестой  из Стретенска, кажется, по имени Александра, которая вышла замуж за пленного австрийца, отправленного в Сибирь. Уехав с мужем в Вену, Александра Нёнтефель годами писала Петру о положении в стране и о том, как она несчастна.
Пётр очень тосковал по Родине. Поэтому, познакомившись с сотрудником российского консульства, неким Виктором Черемисово, он получил из России балалайку.
Пётр Горчаков умер от сердечного приступа 6 января 1942 года, оставив вдову и 6 детей.

20 сентября 2019 года
Тьерри Жиро
Внук Петра Горчакова 

История внучки Василия Гунина

Мой дедушка Василий родился в Воронеже 2 января 1895 года.
Я не мог себе представить, что спустя 50 лет после его смерти (мой русский дедушка умер в 1966 году) я познакомлюсь с другими потоками русских офицеров и солдат, приму участие в торжественной церемонии в честь столетия прибытия в Марсель Русского экспедиционного корпуса в апреле 2016 года, и история моего дедушка станет такой важной для меня.

Будучи зачисленным в царскую армию, Василий отправился в 3-х недельное путешествие по Транссибирской железной дороге до порта Дайрен (Япония), чтобы вступить в 1-ю бригаду Русского экспедиционного корпуса. После длительного морского пути с остановками в Корее, Шанхайе, Сингапуре, Бомбее, Адене и Порт-Саиде мой дедушка прибыл в Марсель 20 апреля 1916 года.
После прибытия в лагерь Майи (департамент Марна) Василий получил первичные знания во французском языке и по владению французским вооружением. Мой дедушка участвовал в боях на Марне, в частности, в окрестностях Сюипа. Затем он был переброшен под форт Помпель под Реймсом. И, наконец, брал с другими русскими офицерам и солдатами форт Бримон.
После политической агитации в русских войсках в момент волнений в России в феврале и отречении царя месяц спустя, Василий со своими сослуживцами был снят с фронта и отправлен сначала в Нёфшато, а затем в Ля-Куртин (департамент Крёз).

Василий Гунин (1885-1966 гг.)

После произошедшего в Ля-Куртине Василий вступил в одну из рабочих рот. Он работал каменщиком при реставрационной мастерской местного собора в Руане у нормандского предпринимателя. Затем он принял участие в восстановлении маленького городка Эба, недалеко от Фюмэ, в Арденнах. Этот город был полностью сожжён немцами в начале войны. Оставшись в округе, он начал работать в Фюмэ, в 7 километрах от Уана, в Бельгии.
Поехав со своими друзьями в Уан, Василий познакомился с бельгийкой Жулией, на которой женился в 1921 году. Они решили переехать во Францию. У них родилось 8 детей. После рождения первого ребёнка в 1932 году Василий получил французское гражданство.
Он оставил свою предыдущую работу и стал литейщиком в Фюмэ на заводе Туссан, а затем на заводе Пье-Селль. Как и тысячи крестьян из России, мой дедушка любил землю и работал в собственном садике, а также на полях, где обожал сеять и собирать урожай. Также у него в хозяйстве была корова, куры и кролики, которыми он занимался каждый день до и после работы.

Василий переписывался со своей матерью вплоть до 1935 года, успев отправить фотографии двух своих старших детей и коммуны, где жил. От матери он узнал о том, что отец умер от холеры, а брата депортировали.
После прекращения связей с семьёй в России, мой дедушка стал неразговорчивым, замкнулся в себе, занимался отдельно от дома, в котором он жил с женой и детьми, своим садом, где хранил санки и письма матери.

Единственная ниточка, соединяющая моего дедушку с Родиной, был его друг Исидор, украинец, который также прибыл в Фюмэ во время войны, с которым он мог поговорить на русском языке.

После переезда все воспоминания о России были потеряны (письма и фотографии...). На единственной фотографии, которая у меня сохранилась, изображён солдат, что значительно меньше, чем вся его история.

Василий на полях, где он любил

проводить время.

Для меня, как для внука, мой дедушка Василий остался почти незнакомым человеком, который мало общался со мной.
Единственный знак любви с его стороны, который я помню, это когда он нежно ворошил мои волосы.
Я всегда мечтал поехать в окрестности Воронежа, чтобы увидеть места, где мой дедушка вырос. Чтобы встретиться с другими членами семьи. Не имея никаких официальных документов, я получил возможность воплотить свои планы в жизнь во время дней памяти в Марселе в 2016 году и в Курси в 2017 году.
Дела о получении французского гражданства, хранящиеся в Фонтенбло, были недоступны в связи с наводнением. Наконец, после двух лет ожидания я смог найти документ о получении гражданства моим дедушкоц, который ему выдали в Пьеррфит-Сюр-Сен. Я получил много новых сведений, но путь до Воронежа остаётся длинным... и тем длиннее, что я не владею русским языком.

 

8 октября 2019 года
Анник Ненон
 Внучка Василия Гунина

История внуков Фёдора Николаевича Мамонтова

Фёдор Николаевич Мамонтов
Сын Николая и Марии Каратовой

Родился 8 июня 1892 года в Ламбасручее (Карелия, Россия).
Умер в Дижоне (Франция) в 1974 году.

Из России в забвение, от умалчивания до поисков,

наконец, от памяти до отдания должных почестей!

 

1915 год в России: в 22 года Фёдор Николаевич Мамонтов был зачислен в 21-й резервный батальон.
1916 год: в январе он попал в состав 1-й Русской Особой бригады, призванный сражаться во Франции. Он оставил своих родителей, братьев, Родину, не зная, что больше их никогда не увидит.
В феврале сначала на поездах, а затем на кораблях офицеры и солдаты 1-й Русской Особой бригады отправились в Марсель, куда и прибыли в апреле.
1916-1917 гг. : Фёдор Николаевич Мамонтов принимал участие в боях в Шампани.
1917 год: в апреле сержант Мамонтов вместе со всей 1-й бригадой храбро сражался на Шмен-де-Дам в ходе наступления Нивеля, в частности, освободив деревню Курси.
В июне во время борьбы за власть в России, политические споры захватили русские бригады.
Бригады были сняты с фронта и направлены в лагере Ля-Куртин (департамент Крёз). В сентябре в рядах 1-й бригады разгорелось восстание, жестоко подавленное силой оружия. Что думал Фёдор Николаевич Мамонтов о событиях, которые происходили вокруг него? Мы не знаем.
1918 год: Фёдор Николаевич Мамонтов попал в рабочую роту 4/2, под Шартр. Он работал на землях рядом с замком Увилль ла Бранш. Случайно или нет, но замок Увилль принадлежал капитану Этьенну де Малесси (сотрудник французской военной миссии в России при Генеральном штабе в марте-апреле 1917 года) . Он направил множество рапортов о положении в России с момента отречения царя Николая II.

Почему он остался во Франции?
В замке Увилль он завёл многочисленные знакомства со слугами, несмотря на незнание языка. Там же он познакомился с Жанной, которая очень быстро попала под очарование русского красавца с серо-голубыми глазами. Ему было 27 лет, а ей 34 года! Жанна забеременела сразу после демобилизации Фёдора. Он решил остаться во Франции, чтобы не покидать Жанну! Он отказался от возвращения на Родину.
В конце 1919 года Фёдор Николаевич Мамонтов был демобилизован. Семейная пара переехала в Жеври-Шамбертен, недалеко от Дижона, департамент Кот-д'Ор, в родной край Жанны. Ольга родилась в апреле 1920 года. В июне 1921 года появились на свет близнецы: Марсель и Режaна (наша мама).

В замке Увилль вместе со слугами

Фёдор Николаевич начал искать работу, что было далеко не легко для иностранца,

который к тому же не говорил по-французски.
Наконец, в начале 1922 года он нашёл работу механиком на заводе в нескольких километрах от Дижона, в Тиль-Шателе, куда семья и переехала. Там Фёдор Николаевич Мамонтов и провёл всю оставшуюся жизнь.
Средств к существованию было мало, жизнь не было лёгкой. К тому же, прибытие в маленькую деревушку бывшего русского солдата вызывало любопытство и недоверие. Дочери выросли и пошли в школу. Они вступили в «Католическое общество». Режина, наша мама, вспоминала: «Нас называли русскими, мы чувствовали себя не такими, как все». Однако Фёдор Николаевич делал всё, чтобы стать частью французского общества: он продолжил изучать французский язык, участвовал в жизни деревни. Тут он открыл небольшое кафе.
Дедушке сопутствовал успех благодаря смелости и вежливости. Его стали звать Теодором. Ради своих дочерей бывший русский солдат оставил своё прошлое за скобками. Во время Второй мировой войны Фёдор Мамонтов посильно помогал Сопротивлению.

Умалчивание и сожаления
Если мы хорошо знали его как человека, то нам совершенно ничего не было известно об истории нашего дедушки. Когда мы были детьми, нам ничего не рассказывали, как и в большинстве семей. Дети не могли задавать вопросов, а если и задавали, то не получали ответов. Мы не слышали от дедушки разговоров о его прошлом, о том, почему он оказался в наших краях! Даже его дочери ничего не знали.
После начала наших поисков мы обратились с вопросами к матери. И тогда она нам рассказала: «Ваша бабушка Жанна (которая умерла в 1948 году) не хотела, чтобы ваш дедушка говорил о России, о своей семье. Она не хотела, чтобы он встречался со своими бывшими сослуживцами... ».  «В моём родном доме по ночам иногда можно услышать, как воют волки», - возможно, единственное воспоминание, которым наш дедушка поделился с детьми!
Во время каникул мы могли проводить время с дедушкой, пока он занимался своими делами. Он любил работать в саду, ходить за грибами, ездить на велосипеде на рыбалку (это было особенное искусство!). Всё, что он делал у себя на Родине!
Таким был наш «русский дедушка». У него был милый акцент, он дышал Россией, пел нам «Калинку» и танцевал народные танцы. За всё это мы его очень любили. А он любил нас в ответ!
Какая жалость, что мы мало о нём знаем!

Фёдор Николаевич Мамонтов

в 1970 году

Он умер в 1974 году на 82 году жизни, никогда больше не увидев

ни свою Родину, ни свою семью

Поиски и отдание должных почестей
В конце 1995 года, спустя 20 лет после смерти нашего дедушки, мы начали архивные поиски! Встал вопрос: где наш дедушка родился?
После многочисленных обращений в Русский институт, в различные библиотеки... после изучения русского языка, чтобы прочитать карты, мы нашли Ламбассручей в Карелии.
Следующий вопрос: когда и как наш дедушка отправился во Францию?
Мы провели много исследований и направили большое количество писем во Франции, в Россию, в Америку чтобы завеса тайны над Русским экспедиуионным корпусом начала

по-немного подниматься.

Прошло 15 лет. Наши попытки найти семью дедушки в России не увенчались успехом. Стало известно только то, что дедушка с семьёй, возможно, жил в Украине до зачисления в 1-ю бригаду. Сколько ещё вопросов!
В то же время многие архивы открыли свои двери для всех желающих. Мы открыли для себя, что это история не только нашего дедушки, но также необыкновенная история 40000 русских офицеров и солдат, отправленных сражаться в 1916 году во Францию в полный ад войны за нашу свободу. К счастью, в годы празднования столетия окончания Первой мировой войны нам удалось отдать должные почести этим офицерам и солдатам и познакомиться с другими потомками.

Наш дедушка умер в 1974 году на 82 году жизни, никогда больше не увидев ни свою Родину, ни свою семью.
Но он передал нам русскую кровь, которая течёт в наших жилах. Мы глубоко привязаны к русской земле, её истории, культуре, литературе, музыке, которые занимают почётное место в наших сердцах.

Мы считаем, что не поздно почтить память нашего дедушки, как он того заслуживает! Это всё, что мы делаем. И с неба над своей Родиной - Россией наш дедушка, конечно же, смотрит на нас...
«Сегодня мы представляем, как ты страдал вдали от Родины. Как ты был бы счастлив рассказать о своей родной земле, о своей семье... И ответить на наши вопросы! Мы, наконец, понимаем, почему твой взгляд, казалось, был направлен вдаль... В родные дали!
Для тебя, Фёдор, для вас, Василий, Пётр, Сергей, Михаил, Семён, Степан, Владимир... и другие офицеры и солдаты Русского экспедиционного корпуса. Мы хотим разрушить стену тишины вокруг них, восстановить недостающие страницы их истории. Мы намерены бороться против забвения их жертвы! Мы обязали себя продолжать рассказывать о вашем подвиге и отдавать вам должные почести»

15 октября 2019 года
Иван и Марии Бельгу-Мамонтовы
Внуки Фёдора Николаевича Мамонтова 

История Василия Варакина

Рассказ о жизни Василия Варакина, нашего семейного героя
Судьба русского солдата в суровые годы войны...
Автор рассказа – жена внука Василия Варакина, Жозиана Варакина

 

У Варакиных, в том числе у моего мужа (он скончался в 1988 году) и его близких был негласный семейный закон : молчать про своего русского предка.
С Моникой, родственницей мужа, я познакомилась в мае 2016 в Сент-Илер-ле-Гран по случаю празднования столетней годовщины прибытия Русского Экспедиционного Корпуса во Францию.

Моника является правнучкой Василия Варакина, деда моего покойного мужа. С этого момента мы начали совместные поиски в Департаментских и Национальных архивах, в фонде Центра помощи беженцам и лицам без гражданства. Работали увлечённо, с энтузиазмом!

Жизненный путь Василия Варакина

Он родился 14 августа 1887 года в деревне Верхняя Ахтуба (Волгоградская область), которая впоследствии будет переименована в город Волжский. В 1905 Василий женился на Феодосии Кумсковой, ему тогда едва исполнилось 18 лет. После свадьбы жизнь новобрачных текла спокойно и размеренно, как у всех крестьянских семей на юге России в тот ещё мирный период. 

В августе 1914 он был мобилизован. Было ему тогда 27 лет. Он оставил жену и двоих сыновей: восьмилетнего Ивана и шестилетнего Николая. Его включили в состав 8 ого
гренадёрского московского полка в качестве капрала. Василий сражался на юго-западном фронте против австро-венгерских войск. В октябре 1914 он был ранен и эвакуирован в госпиталь города Орла. Вскоре Василий вернулся на фронт, но попал в плен к немцам. По всей вероятности, из плена ему удалось сбежать, поскольку в 1916 или в 1917 он оказался в РЭК. Хотя пока не удалось установить, в какой именно бригаде он был, можно предположить, что из России он выехал в составе одной из запасных частей Корпуса. Прибыв во Францию, он снова сражался и снова попал в плен. 
Из плена Василий был освобождён 22 ноября 1918 года. Ему был тогда 31 год. В его административном досье, сохранившемся в архивах города По, написано: «Русский солдат, военнопленный у немцев, освобождён французами под Верденом, Русская база, Рабочая рота 18 ого военного округа.» 
Вместе с другими русскими военнопленными его отправили в 18 ый военный округ, где он провел год в ожидании назначения места будущей работы. 23 сентября 1919 года его отправили в департамент Жер, в деревню Бомарше, в качестве сельского работника. Вместе с ним там работал ещё один русский военнопленный, сбежавший из немецкого лагеря под Верденом: это был Михаил Кононов, родом из деревни Лунино (округ Курска). Впоследствии он тоже устроит свою жизнь во Франции. Мужчины стали верными друзьями. Демобилизованы они были 18 ноября 1919 года.

Василий (он сидит) с его другом Михаилом Кононовым

Начальником Василия был генерал на пенсии, ему принадлежало много земель. Друзья трудились на его виноградниках и полях. Генерал ценил Василия и сумел проникнуться сочувствием к его судьбе. Возможно, он прибегнул к использованию личных связей и
поспособствовал прибытию жены и сыновей Василия через Международный Красный Крест. 6 сентября 1923 года Феодосия получила в Москве советский паспорт. В семейном архиве этот паспорт – единственный документ, относящийся к тому периоду биографии деда.
Путешествие было долгим и утомительным. Сначала на поезде из Царицына (ныне Волгоград) в Ригу. Затем на корабле до Кале. Какие чувства могли испытывать эти люди? Вероятно, смесь тревоги, радости и грусти...

23 сентября, после 10 лет разлуки, семья Варакиных воссоединилась. Феодосии было тогда 37 лет, Ивану – 17, а Николаю –15.
Михаил был свидетелем этой трогательной встречи, которую он никогда не забудет. Он рассказал о ней своим дочерям. Феодосия стоит напротив Василия и говорит:
«Здравствуйте! Извините, но мне кажется, мы не знакомы!!!»
Василий надел для этого случая костюм, и этот красивый мужчина с усами произвёл на Феодосию огромное впечатление. Этот рассказ мне передала недавно 88- летняя дочь Михаила Кононова. Она ничего не знала про досье отца о получении французского гражданства, которое я только что ей передала.
Василий и его сын Иван стали жить в По и устроились на работу плотниками. Второй сын, Николай, нашел работу шофёра. Сыновья хорошо адаптировались к французскому образу жизни и женились на французских девушках. 
Они стали посещать русскую церковь в По и там могли общаться с людьми и налаживать отношения.

Слева направо: Николай, Иван, Василий и Феодосия

Василий скончался в 1932 в возрасте 45 лет. Пребывания в плену, лишения, тревога,

на протяжении всего военного конфликта, за оставленную в России семью – всё это
надломило его. Феодосия повторно вышла замуж в 1936 году за Николая Никишина. Она умерла в 1969.

Моя кузина Моника, правнучка Василия, рассказала нам об одной сцене :
« Однажды моя прабабушка заплела мои волосы в красивую косу в русском стиле. В один рождественский вечер – мне тогда было 14 лет – я посмела нарушить семейный запрет. Получив в подарок глобус, я обратилась к Николаю (сыну Василия): «Дедушка, покажи мне, откуда ты родом?» Он взял в руки глобус и показал мне маленькую точку. Там, в 30 километрах от Волгограда, находилась деревня, откуда берёт начало род Варакиных, и сказал: «Я жил в избе, откуда открывался прекрасный вид на горизонт. Там течёт река Волга, там я научился плавать... Я не хотел покидать свою родную землю, но мать продала всё наше имущество, мы купили билеты в один конец и уехали… Прибыли в Москву. На вокзале царило тревожное беспокойство. Я услышал грохот пушек, ещё шла война!»
Для Моники эти минуты общения с дедом навсегда останутся в памяти. Больше они не повторятся. Николай тогда был рад поделиться с внучкой воспоминаниями о детстве в России. У девочки пробудился интерес к прошлому своего рода, который не иссяк до сих пор.

Сегодня мы носим фамилию Василия. Эта родовая память – большая ценность, которую мы от него унаследовали, и мы глубоко благодарны ему за это. Пусть будущие поколения, увлечённые этой историей рода, продолжают её исследовать.

31 мая 2020 года

Жозиана Варакина, жена внука Василия Варакина и кузина Моник Родригез Варакин, правнучки Василия

История внука Жана/Аркипа Смирнова

Секрет, который никогда не должен был быть открыт

Мой дедушка, Жан Смирнов, родился 19 февраля 1897 года в деревне Варнавино, под Костромой. Эта территория в 1923 году вошла в состав Нижегородской области. Дедушка умер 30 января 1977 года.

Вот уже три года как я нашёл в интернете рассказ одного из потомков русского солдата. Текст
походил на мои собственные детские воспоминания. Более того, я узнал о путешествии через всю Россию, о 55 днях на плывущих во Францию кораблях , об остановках в долгом пути и, наконец, о прибытии в Марсель под бурные приветствия жителей!
Но никто в нашей семье не стал изучать те крупицы сведений, что мы услышали от дедушки. Наш дедушка был русским!

Он женился 16 сентября 1919 года

Годы шли, и однажды перед смертью дедушка попросил меня отвести его в церковь "Нотр-Дам-дю-О" в Роншампе (департамент "Оть-Сонь"). У него было больное сердце, а я помогал ему карабкаться по дороге с неугасимым рвением. Дедушке было нужно исповедаться и помолиться Богородице, которую он очень почитал… Когда мы вернулись, он сделал мне неожиданный подарок: штык, револьвер и ружьё, спрятанные на протяжении десятилетий, и больше ничего не сказал…

Время шло. Я женился, обзавёлся детьми, постарел. Я искал любые возможные сведения, чтобы заполнить «пустоту» в нашей семье. Просил отца написать о дедушке, пока не поздно. К моему величайшему изумлению, рассказ не привнёс новых деталей, которых бы мы уже не знали. Ни своему сыну, ни дочери, ни жене он не рассказывал о войне и о той семье, которую оставил в России и которую не надеялся увидеть вновь.

Тогда я попросил отдать мне документы, которые он оставил. К сожалению, почти ничего неосталось. Три пустых конверта из России, не вызывающее интереса письмо, открытка из Ля-Куртина и литургическая книга на русском языке с пометками, сделанными рукой дедушки.

И, о чудо, фотография!

На заинтересовавшей меня фотографии было изображено пять человек с подписанными номерами. На задней стороне под каждым номером было написано имя. Но кто из этих людей был частью семьи дедушки? Кто эти люди? (фото, отправленное 1937 году новым мужем Евдокии (он написал «наша» дочь Наташа, но эта была дочь моего дедушки).

 

 

Почему человек с такой судьбой ничего не сохранил, не оставил, не сказал? И мы уже не имели возможности с ним поговорить. Может быть, он что-то спрятал? У меня был кое-какой материал для поисков, и я решил начал с него. Только благодаря его документам о получении французского гражданства я получил драгоценную информацию!
Его отец Фёдор Семёнович Груздев и мать Пелагея прекратили писать ему письма в конце 1930-х годов без объяснения причин. У него также был брат Андрей на 3 года его старше.
В России дедушка воевал в Карпатах, где был ранен. В сентябре 1915 года он был переведён в 201-й резервный полк под Орёл. Солдат 1-го класса, он был включён в состав 1-й Русской Особой бригады и получил тяжёлое ранение 5 апреля 1917 года в ходе операции по освобождению деревни Курси (неподалёку от Реймса) как раз перед последним наступлением под командованием генерала Р. Нивеля 17 апреля. Также он не участвовал в событиях Ля-Куртина. Дедушка был отправлен в госпиталь Мишле в Ванве (рядом с Парижем), затем в госпиталь Бордо. Он несколько месяцев пролежал в коме, а затем его 25 дней выхаживали врачи. После
выздоровления дедушка находился в составе рабочей роты 7/9 в Сален-ле-Бен (департамент Юра), а в сентябре 1919 года был отправлен в неоплачиваемый отпуск.

И больше тогда во Франции не удалось выяснить. Тогда я решил поехать в Россию и посетить деревню, где мой дедушка родился. Зная лишь несколько слов по-русски, я связался с французским обществом в Нижнем Новгороде. На протяжении этого путешествия меня сопровождал переводчик по фамилии Любов. Связавшись с мэрией, я выяснил, что в деревне Варнавино живёт две семьи Смирновых, которые примут меня, если я приеду.
После 7-ми часового пути по русским дорогам я встретился с Ниной Смирновой, которая не знала моего дедушку. Для Нины имя Жан или Иван ничего не говорило. Тогда я показал ей единственное имеющееся у меня фото. Нина удивилась и сказала, что узнаёт женщину! Нина сказала, что изображённая на фотографии женщина по имени Евдокия была жената на солдате, который отправился на войну во Францию (это и был мой дедушка), оставив дома дочь Наталью! Нина не помнила всех подробностей этой истории в деревне из 80 жителей, потому что Евдокия, жена моего дедушки, получила от него письмо, что он был лишён во Франции свободы и что никогда уже не вернётся в Россию. Таким образом, он освободил её от супружеских клятв.
И наконец, я узнал, что моего дедушка звали не Иваном, а Архипом Фёдоровичем Смирновым. Я смог посетить кладбище, где была погребена Евдокия.

Так мы и открыли секрет, который никогда не должен был быть узнан. Мой отец, сын Архипа, узнал, что у него есть сводная сестра Наталья, а у меня – тётя. Сегодня я продолжаю свои поиски потомков. Мне помогает ценный свидетель Нина, а также власти Тонкино, которые предложили мне свои услуги и доступ в архивы. Часть этого паззла всё ещё остаётся в России, и я надеюсь найти своих племянников в конце этой истории!

5 августа 2020 года
Жерар Смирнов, внук Жана/Архипа Смирнова